Наша мама — герой

«Наша мама — герой»

Режиссер(ы): 

Автор(ы) сценария: 

Студия: 
  • Ленкинохроника/ ЛСДФ

Продолжительность: 

4 части

Год выпуска: 

1979

Приз за лучший документальный, фильм ВКФ неигрового кино в Воронеже, 1990 г.
Приз жюри критиков, ВКФ неигрового кино в Воронеже, 1990 г.

Фильм рассказывает о дважды Герое Социалистического Труда, директоре Ивановского камвольного комбината Валентине Голубевой, говорит о том, во что порой обходятся человеку трудовые успехи и слава.

Снятый в 1979 г. фильм «Наша мама-герой» был на десять лет запрещен. Только в 1989 г., перед визитом Горбачева в Германию, он был наконец разрешен, спешно доделан и впервые показан в Мюнхене.

«Фильм «Наша мама-герой» потрясает, прежде всего, ясностью мысли и точностью формы. Ничего подобного я не встречала у современных режиссеров. Это фильм-плакат. Он состоит из двух параллельных сюжетов. Первый — это классический «киножурнал» о герое труда, знатной ткачихе Голубевой. Голубева у станков, Голубева на трибуне, вот она выполнила пятилетку за полтора, что ли года, вот она приняла новые обязательства и т. п. Кто еще немного помнит то время, прекрасно может себе всю эту красоту представить. Вторая линия фильма — это жизнь семьи Голубевой. Точнее, жизнь ее мужа и сына. А мамы нет дома. Мамы нет дома весь фильм. Дни идут за днями. Одни трудовые подвиги сменяются другими. А дома — сонный ребенок собирается в школу, ест со сковородки разогретые макароны, учит с папой уроки, папа принимает гостя, разложив на бумажке рыбу и еще какие-то консервы... Особенно выразителен сам папа — все время растерянный. Ему ничего не надо делать, чтобы было видно, насколько не с руки ему справляться с хозяйством. Апогеем «киножурнальной» части фильма становится поездка знатной ткачихи в Америку. В родном Иваново тем временем на лошадиной повозке везут ее огромный портрет и вешают на придорожном рекламном щите. А мальчик разучивает к международному женскому дню стишок «Мама — член бюро Обкома, И работа, и семья, Кто заменит маму дома? Ну, конечно, это я» и рисует картинку — он, папа и огромная мама со звездой героя на груди. Фильм заканчивается 8 марта. Папа и сын весь день готовятся к празднику. Накрывают на стол. Но мама звонит — она не может прийти. Появляется она лишь поздно вечером. Героиня не видит, что ее снимают. Она с трудом стягивает сапоги, без сил от усталости, садится на стул и заливается слезами.

Как антисоветский плакат это крайне красноречиво. Но и как киноформа — это точнейшим образом сделанная вещь. Здесь нет ничего лишнего. Героиня не высказывает своих чувств и мыслей, что было бы вполне естественно для фильма 60-х годов. Режиссер не пытается создать ее психологический портрет, раскрыть душу, ее, или мужа, или мальчика. В этом смысле даже «запретительное письмо» Ивановского обкома партии, показанное и прочитанное в начале фильма, отчасти справедливо — «духовная жизнь» семьи не раскрыта. Режиссер к этому и не стремился. Из всей палитры он взял 2 краски, черную и белую ( в данном случае это ч/б «кинохроника» и относительно цветная, насколько цветной могла быть родная «Свема» в те годы, съемка создателей фильма). Режиссер показал только суть. То, что считал главным.

Я не знаю, как отнеслись к этому фильму сами герои и какова их последующая судьба. Интересно было бы узнать. Все-таки, их показали «не на доске почета»... Точнее, не только на ней. Мне кажется, этот фильм стал в некотором роде поворотным (я могу заблуждаться, так как не все видела, далеко не все). Но насколько я понимаю, какая-то часть «альтернативного» кино с этого момента перестала видеть альтернативу в том, чтобы показывать живого и думающего человека в отличие от канонического советского человека-болтика. Появилось направление, в котором человек (герой фильма) — тоже болтик, но болтик в построенной режиссером концепции мира.«

Подписка на Комментарии к "Наша мама — герой"
Яндекс.Метрика