Председатель и режиссеры

«Председатель Малинина»

Некоторые потрясения в моей провинциальной жизни все-же произошли: канал «Культура» не принял мой фильм про подмосковный городок Ликино-Дулево и пришлось монтировать новую, «окультуренную» версию (у меня такое впервые). По ночам снятся кошмары про ужасно плохое кино, которое я сняла почему-то в Италии, и что меня вызывают куда-то ехать и под начальственным руководством монтировать «как скажуть».

Чтобы немного отвлечься, напишу пока дальше про Обуховича и не только. Фильм «Председатель Малинина» — один из очень известных (конечно, насколько вообще может быть у нас известным документальный фильм). Это фильм-портрет. Главная героиня — типичный для советской пропаганды образ, основанный на представлении о кухарке, которая может управлять государством.

Пусть председатель Малинина не кухарка, зато — доярка. И пусть колхоз «12-й октябрь» Костромской области не государство, но большой колхоз — тоже немало. Малинину регулярно показывали в киножурналах, о ней много писали. И не удивительно — она большой человек по советским меркам: лауреат Государственной премии, дважды Герой Социалистического Труда, «новатор колхозного производства»... Традиционно таких людей снимали исключительно на производстве и на трибунах, бодрый диктор комментировал их выдающиеся достижения. А где мы видим председателя Малинину у Обуховича? Там, где самое место голливудской вертихвостке — в парикмахерской, у стилиста. Думаю, уже одного этого начала было достаточно, чтобы фильм стал легендарным. Нелепая сцена — простая деревенская тетка в фешенебельной московской парикмахерской. Оно ей надо? Надо, конечно. Она ведь «звезда» советской пропаганды и приехала на какой-то съезд очередной. Эпизод пронзительно запоминающийся. С одной стороны, режиссер сразу разъясняет нам, причем отнюдь не словами, суть явления: пропагандистская машина работает по тем же правилам, что любая реклама, и советский «герой» — это не просто человек, а пиаркомпания. С другой стороны, пока председателя причесывают, можно успеть подумать о ней самой, как ей живется, что она думает, чувствует, какова ее жизнь на самом деле... Сцена «артист в гримерной» — традиционна для многих фильмов об артистах, но именно здесь, с простой теткой председательшей, она по-настоящему срабатывает, на мой взгляд. Режиссер гениально совместил два несовместимых штампа и получил шедевр. И все, что дальше показывает в фильме Николай Обухович, воспринимается уже на этом фоне и на интонации этой сцены.

Никакую другую «кухню» создания героического образа Обухович в этом фильме не раскрывает. Прямого противопоставления «экранного образа» и реальной жизни, как в «Наша мама герой», здесь тоже нет. Мы мало что узнаем о «закулисной» жизни председателя Малининой, почти ничего, лишь легкие намеки, что, может быть, не так уж все глянцево гладко. Режиссер остается уважительным по отношению к героине. Он не пытается пошатнуть ее пьедестал, предлагает лишь посмотреть на него в чуть другом ракурсе.
Теперь, почему, собственно, я вообще так задумалась об этом фильме... То, как предстанет герой в документальном фильме — это всегда очень непростой вопрос. Люди в жизни редко бывают только черными или только белыми. Может быть, не бывают вовсе. И вот, снимая фильм, ты можешь разоблачить мерзавца или создать героя — у тебя достаточно средств для того и другого. Первый путь даст тебе «горячий» материал и легкий путь к зрителю, второй — принесет благодарность самого героя и тех, в чьих интересах положительный образ (не исключено, что и зритель тут найдется). Мне кажется, Николай Обухович в данном фильме удачно сбалансировал на этой грани... Хотя с чисто зрительской точки зрения фильм вряд ли можно считать интересным — истории то нет о человеке, как нет и «аттракциона», фильм вполне линеен. Тем не менее, судьба предначертала этому фильму продолжение и в нем то, мне кажется, таится интрига.

Продолжение № 1

«Путь»В 1990 уже другой режиссер, Татьяна Скабард, поехала все в то же село «Саметь» Костромского района Костромской области и сняла фильм «Путь» все о той же Прасковье Малининой. На мой взгляд, кино весьма характерное для «перестроечного» периода. В ужасающей грязи нищие, полупьяные, согбенные люди перебирают какую-то гнилую на вид картошку. Ощущение, что непрерывно идет дождь (как в анекдоте — «а в деревне ... опять дождь»). Сама Малинина к тому времени умерла, а часовой фильм рассказывает в лицах сельчан, какая же мерзкая она была баба. Предельно унылые кадры современности чередуются с кадрами бравурной хроники и кадрами из «Председателя Малининой» (мне показалось, фильм вошел чуть ли не целиком). Мы узнаем, сколько же зла наделала в действительности председатель, как она спаивала население ради трудовых подвигов, и, даже, как убить кого-то заказывала. Постоянно цитируя Обуховича, Татьяна Скабард словно дорассказывает то, на что он только намекал. И вот «портрет» героини предстает уже абсолютно «черным». Черного, на мой взгляд, тут так много, что в какой-то момент перестаешь верить. Или, как минимум, начинаешь сомневаться — к сожалению, если все это чистая правда. Но, зная сельскую жизнь, трудно себе представить, что виной поголовному пьянству — показные подвиги бывшей председательши... Да и в то, что она хотела кого-то убить, как-то не верится — мало ли, кто кому что по пьянке, опять же, рассказал. Конечно, Малинина, наверное, не была ангелом с крылышками, но и исчадьем ада — тоже вряд ли. Впрочем, наверное, это сейчас так кажется, а в начале 90-х мир воспринимался иначе. Чисто этически коробит, что все это страстное разоблачение крутится вокруг могилы (как и образный ряд фильма). Ответить то председатель уже не может. Но образ могилы председателя, как он представлен у Скабард, художественно, безусловно, выразителен. В 90-е годы было много разоблачений, но «Путь» — яркий пример и в силу таланта автора и поскольку это разоблачение бывшего героя знаменитого документального фильма.

Продолжение № 2

Собака лает, ветер носит. Известная такая русская поговорка. Снимаем мы кино, не снимаем, разоблачаем мы героев или воспеваем, — кино наше никто не смотрел особо и смотреть не собирается. Такие мысли возникли у меня, когда на сайте пресс-службы губернатора Костромской области я обнаружила следующий текст:

«Область готовится торжественно отметить 100 лет со дня рождения нашей землячки Прасковьи Малининой.
Новатор колхозного производства, председатель колхоза »12-й Октябрь" Костромского района, дважды Герой Социалистического Труда, лауреат Государственной премии, шесть раз удостоенная «Ордена Ленина» — Прасковья Андреевна золотыми буквами вписала своё имя в трудовую историю страны.
Прасковья Малинина была общественным деятелем государственного масштаба. Неоднократно избиралась делегатом партийных съездов и депутатом Верховного Совета РСФСР. Насущные вопросы родной области и своих избирателей она зачастую решала непосредственно с первыми лицами страны.
Возглавив колхоз в 1953 году, она вывела на лидирующие позиции его отрасли не только в масштабах области. Самое непосредственное участие приняла Прасковья Малинина и в создании новой — костромской породы крупного рогатого скота, выведенной в хозяйствах Костромского района..."

(дата написания — 2004 год, текст приведен не полностью, при желании можете почитать его на сайте первоисточника)

Продолжение № 3

В 2005 году еще один режиссер, Борис Дворкин, обратился к теме «председателя»«Вокзал для тридцати двух» и снял фильм «Вокзал для тридцати двух» («Вокзал» — это название деревни). Другое время, другой колхоз (да и не колхоз уже наверное), другая героиня. Но общего с Малининой у нее, пожалуй, очень много. Героиня точно также считает деревню своей вотчиной, точно также чувствует себя единственной, кто может о народе позаботиться, точно также охотно работает на камеру. И народ в деревне точно также пьет... А вот режиссерское решение темы уже совсем другое. Борис Дворкин не старается очернить героиню, как и не стремится поднять ее на пьедестал. Он позволяет ей самой сделать в фильме и то и другое. Никто не поливает «президентшу» грязью, но явно показные и срежиссированные самой героиней сцены «заботы о народе» можно понимать по-разному, как и саму необходимость подобной заботы. Право казнить или миловать, судить добро или зло совершает героиня, предоставляется здесь зрителю. Режиссер не создает гнетущей атмосферы, как в фильме «Путь», но показывает порой душераздирающие сцены деревенской жизни, вроде спящего в грязи с пьяной бабкой младенца. Со своей режиссерской позиции он лишь пытается осмыслить суть и природу явления власти как таковой, приводя авторитетные цитаты на эту тему...

Продолжение №...

Мне кажется, у этой темы может быть еще множество продолжений. Ставить героя на пьедестал, низвергать его с пьедестала, петь гимны у существующего пьедестала, или вообще обходить пьедестал стороной... Вспоминается рассказ Борхеса «Тема предателя и героя», где разоблачитель сам же и занялся прославлением... Во благо отечества... Не захочется ли и кому-нибудь из документалистов в ближайшее время снять новый гимн председателю Малининой?

 

    Комментарии

    Маша, я прочитал. Забавно! Оказывается смотреть старые фильмы с одной
    стороны - полезно, с другой - вредно. Если бы я видел фильм Обуховича до
    поездки в Вокзал, то м.б. не стал бы снимать героиню в парикмахерской. А
    впрочем, скорее всего, стал бы. Но параллель получилась весьма забавная. И
    вообще, не режиссер снимает кино, кино делает себя само. Вернее жизнь
    снимает кино само про себя. Режиссер только посредник. Главное, чтобы он был
    чутким посредником.
    Спасибо, что в качестве примера привела "Вокзал".

    Ха-ха-ха! Посмотрите на фото из фильма Обуховича. Кадр говорит сам за себя. Сравните певицу вторую слева и центральную фигуру (надо понимать это и есть героиня). Очень забавно!

    Боря, хочешь сказать, что уже облюбовал героиню? ;-)

    Подписка на Комментарии к "Председатель и режиссеры"
    Яндекс.Метрика