Вороний свет. Заметки после съемок.

«Черный ворон»

...Вороны всегда наблюдают, всегда наблюдают за нами. Это главное их качество. Они — сторожа. Сторожа нашего покоя, нашего беспокойства. Зачем они это делают? Никто не знает.

...Но, отчаянной гурьбой
тополей покинув кроны
и закрыв меня собой,
жизнь мою спасли Вороны.

Эти замечательные стихи иркутского поэта Анатолия Змеиевского мне попались на глаза случайно, но именно они абсолютно точно выражают то, что я чувствовала во время съемок.

Так сложилось, но фильм о воронах не очень-то был нужен продюсеру, то ли казался не актуальным, а, может, просто глупой затеей. (Потом продюсера сменили, и все стало просто замечательно... Фильм был закончен на студии «Август», продюсер — Майрам Юсупова). Но пока шли съемки, было много трудностей. Мы с оператором Сергеем Кулишенко были вдвоем. Мы — и вороны. Которых мы сначала не понимали, и они тоже не больно-то хотели сниматься. Помимо этого отсутствие финансирования, без которого, как вы понимаете, кино снимать невозможно, как следствие отсутствие необходимой техники... и т. д.

Помимо этого, как фон — почти тотальное непонимание, очень многие вокруг удивлялись, ну что вороны, ну, какое кино про них можно снять, ну разве научно-популярное... Кому нужны вороны, это не слоны, и не лебеди... Все их видят каждый день, и вряд ли они вызовут интерес у зрителя. И вообще, столько времени тратить на каких-то ворон... А мы снимали их почти два года. Так или иначе, при общем неодобрении, мы каждое утро шли снимать, и нам помогли сами вороны. Они стали моим спасением, они действительно меня спасли! Они открыли для меня новое понимание жизни, если хотите... И именно вороны принесли мне настоящих соратников — профессора Константинова Владимира Михайловича и Зорину Зою Александровну. Скажу сразу, что без них многое в нашем кино бы не состоялось. Я до сих пор удивляюсь, как Владимир Михайлович выдерживал мои ежевечерние откровения по телефону по поводу моей нелюбви к людям, которые были основным препятствием в съемках ворон. Ему просто приходилось быть той самой жилеткой, и он всякий раз повторял: «Так всегда бывает, люди не понимают..., но сейчас вороны делают то и то-то, и это надо бы снять...» Он говорил, что непонимание будет всегда, особенно, если ты хочешь снять птиц в городе.

Снимать птиц в городе — это, конечно же, затея не самая перспективная. Всюду люди ... За время съемок у нас украли две камеры наблюдения, разрушили четыре гнезда, одно из них было с яйцами, которые мы «высиживали» дома, потом вернули вороне, она их приняла, пересчитала, и принялась досиживать... Эксперимент был разрушен... Разрушителями были молодая семья — мама, папа и два маленьких сына. Одно гнездо разрушили подростки, они просто смотрели, смотрели за нами, что и как мы снимаем. И решили нам навредить, просто так, как говорится, не имея в виду ничего личного... Они мячом попали в гнездо, а выпавших птенцов живьем закопали в землю... А мы хотели снять в этом гнезде вылет птенцов, и до этого вылета оставалась неделя не больше... На фоне людей, их варварского отношения ко всему Живому, Вороны, при пристальном наблюдении за их жизнью: за тем, как они влюбляются, как ухаживают друг за другом, как выбирают место для гнезда, строят свои гнезда, как выхаживают птенцов — выглядели просто ангелами в черном оперении. И это несмотря на то, что ворон всячески порицает вся мировая культура, начиная от Библии (Из птиц же гнушайтесь сих [не должно их есть, скверны они]: ....всякого ворона с породою его, ..., зуя с породою его, удода и нетопыря. (Лев.11:12-19), и заканчивая народными поверьями.

Но, посмотрите, как странно получается, ворона с человеком живет тысячелетия, она всегда рядом. Каждый день. А человек не обращает на нее внимания. Я вам скажу больше, человек очень мало знает об этой птице, гораздо меньше, чем о слонах, к примеру. При этом, в крайних ситуациях человек всегда обращается именно к вороне. Кто человека проводит на кладбище? Ворона. Кто прилетит к тюремному окну? Ворона, или ее родственник — Ворон. Если надо поколдовать, опять — к Вороне... Если на чужой сторонушке — то конечно же, рад воронушке. Ворона — наш последний Утешитель. Ворона нам помогает тогда, когда уже никто нам помочь не может!!!! Когда уже никому нет до нас дела. Когда нас все бросили, все надежды оставили. Тогда она тут как тут. Со своими шутками, прибаутками, со своим карканьем, которое нам мешает по утрам спать.

Эти птицы как секрет
сфинксы в черном опереньи,
от которых льется свет,
не фиксируемый зрением.

Да, от них льется свет, я берусь утверждать, что я видела Вороний свет. Когда на рассвете ранней весной, еще в холодном воздухе, когда пар из клювов, и вороны ведут утреннюю перекличку: «Кар! Ка-к спалось?» Тогда они перестают быть серыми воронами, они красивы, грациозны. Они и впрямь излучают Свет, Свет своего странного, неведомого нам знания о мире, о жизни, о любви... они встали раньше всех и делятся друг с другом этими чувствами. Они отличные наблюдатели, когда они выбирают дерево для строительства гнезд, они целых два месяца ведут наблюдение за этим местом. И я вас уверяю, они знают привычки людей из вашего двора. Они знают и ваши привычки. Они знают, кто и когда выносит мусор, у кого в мусоре есть, чем поживиться, а у кого нет. Они знают, кто способен их обидеть, и знают в лицо тех, кто их кормит. Они про нас знают, они к нам — к людям — приспособились. С нами же не так-то просто жить в одном городе, согласитесь. А мы к ним — не приспособились. Мы их не знаем, и не хотим знать. Но они не приблизилась к нам настолько, чтобы испортить свою наследственность, как голуби, например. Они здоровее, выносливее, изворотливее многих других городских птиц. Они сами по себе. Они от нас не зависят, скорее мы от них зависим. Как зависим? Ну, например, Ворона может будить нас, а может не будить. Она даже не обращает внимания на то, что мы ее не любим. А не любим почему? Не те песни поет? Не то оперение? Просто не любим и все. Нельзя же сказать, что все до сих пор верят в бабушкины сказки о том, что ворона приносит смерть! Вряд ли, вряд ли.

Есть такие люди, которые прямо в городе — из окон и балконов стреляют ворон, потому что те каркают, или «гадят» на их машины. А вы просто посмотрите, есть ли рядом ночевка ворон,прежде чем ставить свое авто, тогда не будет этих проблем. И в конечном итоге, не кидайте хлеб, закройте мусорные баки, и не будет ворон в вашем дворе, если они вам так не нравятся. К нам птицы приспосабливаются, а мы к ним — нет. Нас птицы знают, а мы их нет. Вот что удивительно. Об этом и хотелось снять фильм, хотелось, чтобы об этом и думал зритель после просмотра. Пока мы снимали Ворон, они вступили с нами в игру. Они привыкли, что каждое утро мы идем к ним. И если мы долго не выходили, они прилетали под окно и каркали, звали, почему не идете играть!?

Я понимаю, это утверждение покажется многим странным, но кто мне может доказать, что это не так? До сих пор, как только я выхожу из подъезда, я слышу короткое «Ка», его я перевожу для себя так: «Наша дура вышла.» Они меня провожают до метро.

А как пример игры с нами такая история. Мы никак не могли снять сцену, как вороны сгоняют кошку с дерева. Такие сцены видели многие, но вы попробуйте ее снять, оказаться в нужном месте, в нужный час, и с камерой наготове... Долгие засидки в этом не помогали. Тогда отчаявшись, я решила поймать дворовую кошку посадить ее на дерево, где было гнездо с птенцами. Тут уж точно вороны прилетят, и прогонят кошку. И вот оператор наготове стоит у этого дерева. А я ловлю кошку, это не так-то просто, кошка чует неладное и не дается... Вороны кружат надо мной и каркают. Я перевожу их карканье как «наша дура что-то опять затеяла...» И вот я поймала кошку, радостно тащу ее к дереву, сажаю на ветку, кошка спрыгивает, и убегает... Вороны орут еще громче. Мы поворачиваемся с оператором, и видим, на cоседнее дерево вороны загнали кошку, обступили ее со всех сторон и каркают. Они поняли, чего мы хотели! Кстати, по поводу этих сцен. Многие мне говорили, что видели, как вороны заклевывали кошек, я не думаю, что это так. Чаще всего вороны просто развлекаются, смеются попросту, дергают кошек за хвосты... а если же они ведут себя более агрессивно, значит кошка лезет к гнезду, где сидят птенцы, и борьба идет не на жизнь, а на смерть. Борьба Природы. В природе нет плохих и хороших животных или птиц, это вроде бы азбучная истина, но мы ее не усвоили. А я, например, точно знаю, что в нашем дворе только Вороны борются с крысами. Ни санэпидемстанция, ни люди, а только проклинаемые нами вороны. Они сидят часами у подъезда, выслеживают крысу, и бросаются на нее, рискуя при этом жизнью. Мы сняли этот эпизод, но не стали вставлять его в фильм. В этой схватке ворона погибла... И опять же хочется вернуться к Змеиевскому:

Полагаясь на одних,
относясь к другим с опаской,
мы нередко тех других
опасаемся напрасно.
Те ж, кто клятвы нам дают,
часто нас в беде бросают;
нас не черти предают
нас не ангелы спасают.

Собственно в этом настроении наш фильм, вернее два фильма: «МОИ ВОРОНЫ» — «ТВОИ ВОРОНЫ». «Мои вороны» — фильм для взрослых. «Твои вороны» — фильм для детей. Для детского фильма удалось снять даже белую ворону. Самую настоящую белую ворону. За ней мы «охотились» больше года. Уж очень она осторожная. Никак не хочет сниматься, и доверять людям. Она поселилась на территории закрытой военной части, где ее не часто беспокоят люди. И вопреки распространенному мнению, что черные вороны гоняют Белую ворону, я хочу сказать, что это не совсем так. Белая ворона живет в черной стае. Держится на краю стаи. Но у нее есть «черный» муж, (кстати, мужья у ворон на всю жизнь) и теперь, когда мне девушки жалуются на отсутствие женихов, я им говорю, даже у белой вороны есть черный муж. И она его «гоняет». К концу съемок топография Москвы стала состоять для меня из гнезд, «Таганка» — это там, где такое-то гнездо, Белорусская — это там, где гнездо у казино.., и так далее. А осенью ко мне вдруг явилась тоска ... по гнездам, смотрю на пустое гнездо, и так грустно... Каково же было мое удивление, когда я увидела, что ворона прилетела
в пустое гнездо, и копошится там... Орнитологи говорят, что осенью у ворон «абортивный» период, они путают весну с осенью, особенно если тепло, но мне кажется, что вороны просто тоскуют по своим гнездам. А я тоскую по воронам, так и хочется оставить людей и идти наблюдать за воронами, ибо это просто счастье... узнавать, удивляться.

Комментарии

Света, до этой статьи я восторгался фильмом и режиссером. Теперь восторгаюсь и человеком, который способен на такие чувства.

Они сидят часами у подъезда, выслеживают крысу, и бросаются на нее, рискуя при этом жизнью

- крысу жалко!

Здравствуйте. Очень хотелось бы посмотреть этот фильм. Не подскажете где его можно найти? Мой адрес в интернете: Lomm83@mail.ru с надеждой Иван Грошев.

Фильм можно посмотреть сдесь: http://video.mail.ru/mail/generationx/filmdoc/9.html

Подписка на Комментарии к "Вороний свет. Заметки после съемок."
Яндекс.Метрика