Мастерская

«Глубинка 35×45»

«Глубинка 35×45»

Наверное, вам будет смешно, если я скажу, что иногда смотрю кино. Документальное. И еще смешнее будет то, что я еще и пытаюсь в меру Богом данного ума об этом кино думать. А еще мне вдруг взбрело в голову об этом кино писать — и вот это, пожалуй, самое смешное, и я сама хохочу как безумная. Конечно, я не смогу писать обо всем. Мой мыслительный процесс, должна признаться, протекает неспешно. С провинциальной даже неспешностью, ибо я уже 6! лет снимаю фильмы для цикла «Провинциальные музеи России». Поэтому и начну я с провинции, с глубинки, с «Глубинки 35×45» Евгения Соломина.

О реальном кино

Недавно до Нас дошли слухи, что в королевстве что-то не ладится. Наше величество соблаговолило издать Указ о выходном, канцелярия его подписала (за шоколадку секретарше) и я пошел на фестиваль реального кино, которое не увидишь по телевизору, посмотреть что же «реально» происходит в стране.

Скипетр и мантию оставил в карете. Купил билет в кассе, хотя многие проходили по каким-то аккредитациям и даже вообще просто так, но как король я должен подавать пример честности.

Сценарий неигрового фильма

(Краткий конспект последней лекции Л. А. Гуревича)

Подготовка необходима. Что я ищу — это и есть сценарий. Сценарий и сценарный план — разные вещи. Сценарий — это не только структура будущего фильма, он выражает дух и характер автора.

Подобно портику античного храма, сценарий держится на «колоннах».

Зачем фильму замысел?

Пономарь

До сих пор среди режиссеров — неигровиков нередко возникают споры: нужен ли фильму сценарий или достаточно только заявки? Впрочем, кое-кто даже заявку объявляет роскошью. Понятно, что любой режиссер, снявший хотя бы три-четыре картины, спорит, опираясь на собственный успешный — или наоборот — опыт. Но молодые режиссеры такие споры нередко воспринимают всерьез.

Сам я убежден, что сценарий, как и степень его подробности — дело личных пристрастий. А вот внятная сценарная заявка...

в_Место_предисловия

Подозреваю, что как в медицине, футболе, так и в кино разбираются поголовно все! Иногда кажется, что съемочная группа знает свое дело гораздо хуже их водителя, уборщицы, администратора... поможете продолжить список? Однажды вез меня домой частник, после съемок или монтажа — не помню. Олимпийский проспект, поворот, едем в сторону Суворовской площади.... Хоп... гаишники жонглируют палочками, мол «повертайте, граждане, ходу нет». Площадь перекрыта-оцеплена. Снимается кино, на худой конец — сериал.

«Как все вернулось на круги своя» или «По методу пирожка»

s-pashey-manjosom

В работе режиссера неигрового кино на телевидении, особенно в провинции, есть как плюсы, так и минусы. В силу определенных обстоятельств редко кому удается снять фильм «для души». Обычно работать приходится либо над заказными картинами, где условия диктует заказчик, либо над фильмами в «формате канала», которые изначально зажаты рамками определенной темы и направленности.

К тому же, как правило, в телекомпаниях, операторы не имеют опыта работы в документальном кино и это понятно — их ежедневный труд заключается в съемке новостных сюжетов, всевозможных рекламных роликов и в лучшем случае — тематических программ. Не буду объяснять, что это абсолютно разные жанры, требующие другого подхода и осмысления кадра и что правильно выбранный ракурс, расстояние, свет передают атмосферу фрагмента и характер героя фильма лучше, чем слова.

Кадрики

  • Сними так гадко, как лишь ты умеешь.
  • Прекрасное должно быть со штатива.
  • Безрадостна реальность в объективе.
  • И крупным планом — Вечное Ничто.
  • Последний кард: весь объектив в помаде.
  • Эпитафия: Был личным оператором Нерона.
  • ...и от стыда краснеет микрофон.
  • Оправдание: На контр-грейфер снова села муха...
  • Мы эксклюзив купили на Потоп!
  • Распаханы нечетные поля...

Вороний свет. Заметки после съемок.

«Черный ворон»

...Вороны всегда наблюдают, всегда наблюдают за нами. Это главное их качество. Они — сторожа. Сторожа нашего покоя, нашего беспокойства. Зачем они это делают? Никто не знает.

...Но, отчаянной гурьбой
тополей покинув кроны
и закрыв меня собой,
жизнь мою спасли Вороны.

Эти замечательные стихи иркутского поэта Анатолия Змеиевского мне попались на глаза случайно, но именно они абсолютно точно выражают то, что я чувствовала во время съемок.

Так сложилось, но фильм о воронах не очень-то был нужен продюсеру, то ли казался не актуальным, а, может, просто глупой затеей. (Потом продюсера сменили, и все стало просто замечательно... Фильм был закончен на студии «Август», продюсер — Майрам Юсупова). Но пока шли съемки, было много трудностей. Мы с оператором Сергеем Кулишенко были вдвоем. Мы — и вороны. Которых мы сначала не понимали, и они тоже не больно-то хотели сниматься. Помимо этого отсутствие финансирования, без которого, как вы понимаете, кино снимать невозможно, как следствие отсутствие необходимой техники... и т. д.

Страницы

Подписка на Мастерская | ProDocumentary.org
Яндекс.Метрика